Пожалуйста подождите

Публикации

Вернуться к списку
17 Февраля 2015

Взгляд 4D: новые технологии в музеях. The Art Newspaper

Всеобщее оживление «Все увлечены мультимедиа и хотят разместить в залах побольше мониторов, желательно больших, чтобы все выглядело современно», — сожалеет партнер дизайнерского бюро MusArtTec художник Владимир Быстров. Когда вместе со своим партнером Сергеем Ивановым он оформлял выставку в Музее политической истории России, оба убеждали музейщиков в том, что мультимедийность — это не только электронные средства, это способ взаимодействия музея и посетителя: человек должен получить не интерпретацию, а собственный опыт общения с экспозицией, сделав это в комфортных условиях. Отечественным музеям приходится открывать на это глаза: как правило, они ограничиваются технологическим подходом.

Заведующий отделом информационного обеспечения выставочной деятельности Государственного исторического музея Кирилл Мееров убежден, что «мультимедиа критически важны как форма оживления истории для человека современного, привыкшего к видеокартинкам; они расширяют информацию, позволяя вещам оказаться в контексте реальной эпохи». Технологии мультимедиа уместны лишь для временных выставок, убеждены в Государственной Третьяковской галерее.
«И только в случае, если без дополнительного мультимедийного сопровождения не обойтись, в противном случае лучше не перегружать пространство», — уверена заведующая сектором мультимедиа и интернет-проектов ГТГ Татьяна Николаева. Возможно, музейщики чувствуют, что только на временной выставке можно позволить себе эксперимент, немного больше свободы, выражения которой им не хватает в пространстве давно сложившейся постоянной экспозиции.

Директор по маркетингу и PR Института русского реалистического искусства (ИРРИ) Надежда Степанова согласна с тем, что «мультимедиа — хорошее подспорье на временных выставках, когда нужно показать огромное количество оцифрованных архивных материалов, процесс реставрации или создать интерактивную карту».

В основную экспозицию российские музейщики стараются не вмешиваться с современными технологиями, воспринимая ее как сложившийся организм. В этом и состоит ключевое отличие в подходах к использованию технологических средств между российскими и западными музеями. Применять технологии следует, когда раскрыть сущность предметов или идею экспозиции иными средствами невозможно, сходятся музейщики во мнении по поводу главного принципа применения мультимедиа. «Основной вопрос — уместность нахождения мультимедийных технологий рядом с подлинниками искусства в едином пространстве — не важно, идет ли речь о постоянной или о временной выставке», — подытоживает Кирилл Мееров.
Словом, российские музеи вряд ли готовы совершить следующий шаг — при помощи мультимедийных средств двинуться в сторону взаимодействия с посетителями, а не только с музейным контентом. Но в смысле применения самих технологий наши музеи действительно не отстают от мирового опыта. Да будет свет! Музеи стараются угодить своему посетителю, делая так, чтобы он большую часть информации получал при помощи различных визуальных технологий. Они рассматриваются музеями как основная точка входа в любую экспозиционную информацию — от wi-fi в залах и QR-кодов на стенах до видеоинсталляций с объемным звуком.
«Это естественно. В мире заметна тенденция сближения музея с парком аттракционов: первый вбирает в себя все больше черт, исторически свойственных лишь второму, становясь не только образовательным центром, но и площадкой для увлекательного времяпрепровождения. Плохо это или хорошо, но российские музеи тоже постепенно приходят к этому», — считает руководитель направления ГК «Транзас» (производитель мультимедиа решений) Евгений Шишенин. Развиваться в направлении мультимедиа необходимо — так или иначе они популяризируют музей, с этим никто не спорит.

 «Но классический музей не должен сильно увлекаться цифровым контентом и технологиями, — считает Надежда Степанова из ИРРИ. — Носители быстро устаревают, да и цель музеев не создание „игровых приставок“ для посетителей. Если делать выбор между закупкой партии хороших светильников и созданием новой версии приложения, я, наверное, выберу свет».
 При этом важно добиться того, чтобы мультимедийные средства действительно работали на результат. Пока же нередко случается так, что успешные на Западе технологии в России неэффективны. Об этом в отечественных музеях говорить, разумеется, не очень любят. Так, стационарные зоны для демонстрации фильмов в ГИМ — пример не самого удачного вживления технологий. Отсутствие скамеек и наушников мгновенно дискредитирует идею оживления исторического контекста: если зрителю некуда сесть, а рядом слышны разговоры других посетителей, сосредоточиться на содержании рассказа не удастся.

Несвоевременный запуск промосайта, основы рекламной кампании выставочного проекта, — еще один
пример того, как успешная технология не работает, если отсутствует продуманный концепт.
Промосайт, вместо того чтобы быть запущенным за полгода-год до выставки, начинает работать с ее открытием — и в сознании зрителей кажется приложением к выставке. Именно так пока часто получается у Третьяковской галереи, хотя именно она успешно опробовала, к примеру, жанр интернет-блога от лица художника прошлого, как это было в случае с Константином Коровиным.

Продолжение материала: http://www.theartnewspaper.ru/posts/1300/


.