Пожалуйста подождите

Публикации

Вернуться к списку
26 Марта 2013

Алексей Ананьев: инвестиции в искусство выгодны только финансистам. Риа-новости.

Один из совладельцев "Промсвязьбанка" Алексей Ананьев известен не только как бизнесмен, но и как крупный меценат. Год назад он основал Институт русского реалистического искусства, занимающийся исследованием и описанием этого направления в живописи. А собранная им коллекция насчитывает порядка 5 тысяч работ. О том, почему русское реалистическое искусство почти не встретишь в музеях, а также о том, что инвестиции в искусство вообще выгодны только финансистам, а коллекционировать с надеждой на дальнейшую прибыль надо с осторожностью, Ананьев рассказал корреспонденту РИА Новости Марии Ганиянц.

- В последнее время банки и другие финансовые институты предлагают разнообразные инвестиционные программы, связанные с искусством. Насколько выгодно инвестировать в искусство?
— Сложный вопрос. Арт-рынок сильно отличается от рынка ценных бумаг. Практически невозможно проанализировать динамику продаж. Это все-таки не покупка "голубых фишек". Произведения искусства в этом смысле — товар неликвидный.
Есть еще один нюанс — когда начинают заниматься собирательством с мыслью о дальнейшей выгодной продаже, то в большинстве своем коллекция не имеет своего лица. И это огромный минус. В этом смысле гораздо ценнее, когда в собрании чувствуется личность коллекционера, когда видно, что в него вложены не только деньги, но и время, и силы, и вкус, и знания.
Если оценивать рынок русского реалистического искусства, который я более или менее знаю, то даже экономические кризисы не очень-то влияют на ценообразование. В кризис на рынке появляется больше достойных работ, но цены при этом все равно не падают.
- А другие инструменты, например арт-пифы, которые стали появляться в нашей стране, насколько могут быть выгодны инвестору или пайщику?
— Я не могу отнести себя к сторонникам такого рода инвестиций. Как правило, на подобных историях зарабатывает только оператор, который получает комиссионный доход и не берет на себя никаких рисков.
Есть и другие бизнес-конструкции, связанные с искусством. Например, у коллекционера есть интерес к приобретению какой-то вещи, но нет средств на данный момент. Банк может под залог картины дать кредит или взять предмет искусства под залог. Но подобного рода банковские услуги — немассовый продукт, и развивать это как отдельное большое направление смысла нет.
- Что вы думаете про банковские арт-коллекции?
— Коллекция при банке — это неплохо. Правда, многие банки, начиная с 2007 года, после кризиса, стали расставаться со своими собраниями и часто с большой прибылью. Пару лет назад "Коммерцбанк" продал скульптуру "Идущий человек" Альберто Джакометти примерно за 60 миллионов долларов. Не всегда известно, куда уходят произведения искусства из банков. Например, очень интересно, что произошло с замечательным собранием "Инкомбанка".
- По какому принципу вы формируете свое собрание? Сколько в нем работ и во сколько оно оценивается?
— Сейчас в коллекции немногим более 5 тысяч работ русских реалистов конца XIX — начала ХХI веков, а в постоянной экспозиции Института порядка 450 работ. Стоимость собрания я не раскрываю, тем более продавать пока ничего не собираюсь и арт-фонд создавать тоже.
Я в первую очередь ориентируюсь на личный вкус. Стараюсь получить прямой доступ к художникам или к наследникам. Ищу наиболее знаковые работы того или иного автора. Например, у меня одна из самых репрезентативных коллекций Гелия Михайловича Коржева. Есть качественные работы Владимира Стожарова, Алексея Грицая, Юрия и Михаила Кугачей, хорошая подборка работ Дмитрия Жилинского, серия работ братьев Сергея и Алексея Ткачевых и других. Есть несколько работ XIX века — картины Николая Клодта, Николая Крымова, Игоря Грабаря, Петра Петровичева, Николая Богданова-Бельского.
- Вы основали Институт русского реалистического искусства, который, по сути, стал местом, где выставляется ваша коллекция. Но слово "институт" подразумевает что-то большее, чем просто демонстрация?
— Признаюсь честно, долгосрочной стратегии развития изначально у меня не было. Сначала хотелось просто развесить картины по стенам, потом правильно организовывать выставки, проводить искусствоведческую работу. Следом возникли идеи арт-классов, лекций по реалистическому искусству, решили издавать качественные книги и каталоги. Сегодня мы стараемся интегрироваться в культурное музейное пространство: участвуем в программах департамента культуры Москвы, сотрудничаем с Русским музеем, с объединением "Манеж". В апреле запустим проект арт-ланч, рассчитанный на "белых воротничков" из близлежащих офисов — раз в день бесплатно в обеденное время будет проходить лекция по искусству, своего рода культурная инъекция.
Отчасти в области популяризации реализма как направления в искусстве мы берем на себя функции государства. В последнее время в государственных российских музеях перестали закупать реалистическое искусство, и это позволило мне создать свое собрание. Но так как музеи перестали закупать реалистов, то они и перестали вести полномасштабную исследовательскую деятельность и экспонировать представителей этого направления. В Третьяковке на Крымском валу вы практически не встретите художников этого направления, есть всего четыре зала, где висят несколько картин Стожарова, Пластова и Жилинского. Этого явно недостаточно.
- А с чем связан спад интереса к реализму в нашей стране?
— Это эффект маятника. Временное отрицание реализма в России было связано с переломом общественно-экономической формации. Все, что было связано с прежним режимом, должно было быть отторгнуто. Это произошло не только в искусстве, но и в литературе, и в кинематографе. Нужно было время, чтобы эмоционально люди могли отдохнуть. Сейчас как раз наступает тот момент, когда интерес к русскому реализму возвращается. Посмотрите афиши культурных событий, чтобы в этом убедится, почитайте, о чем пишут арт-критики. Сегодня появилась возможность отделить зерна от плевел, отделить агитпроп от настоящего искусства.
Да и во всем мире сейчас наблюдается большой интерес к реализму. Вспомните, пару лет назад какие прекрасные выставки соцреализма были организованы в Риме и какой они имели потрясающий успех. Персональную выставку Александра Дейнеки в столице Италии посетили 800 тысяч человек.
Есть хорошие коллекции русских реалистов и за границей, наиболее известная — TMORA, музей русского искусства в Миннеаполисе в США, который организовал Рей Джонсон. Британские аукционные дома проявляют серьезный интерес к совместным выставочным проектам. В планах Института — продвигать русское реалистическое искусство в Европе и делать совместные проекты с музеями Франции, Австрии, Германии.
Из того, что будет происходить непосредственно в стенах Института в ближайшее время, — выставка "Акварели Алексея Шмаринова", которая откроется 4 апреля, в день рождения художника, который прекрасно известен в России и за рубежом. Эта экспозиция поможет нам познакомить аудиторию с нашим отделом графики. У нас довольно серьезные планы и на выставочный сезон 2013-2014, и мы совсем скоро их озвучим.


Подробнее здесь.


.