Пожалуйста подождите

Публикации

Вернуться к списку
15 Января 2013

Статья в газете "Известия". Воскреснет ли Христос у соцреалиста.

В Институте русского реалистического искусства проходит выставка «Библия глазами соцреалиста. Гелий Коржев».

Пространство зала прочитывается как крест, и в центральной части — 16 законченных работ: они составляют библейский цикл, ранее не выставлявшийся в России. По внешним стенам «святилища» — многочисленные эскизы. Драпировки отделяют картины от «лекционного» пространства с тематическими слайд-шоу, как ветхозаветную скинию. Художник успел поучаствовать в выборе картин для выставки перед своей смертью в августе 2012 года, так что состав цикла можно считать авторским. Отбор прошло не все, когда-либо созданное им на библейскую тему. Например, полотно «Иуда», где под ногами повешенного рассыпаны сребреники (по Евангелию, к моменту смерти предатель уже вернул деньги первосвященникам), в серию не попало.

Переходя к работе над вечными сюжетами, художник не изменил ни своему «суровому» стилю (все знают картину «Поднимающий знамя», растиражированную в школьных учебниках), ни пафосу мужественного преодоления невзгод (например, характерному для серии «Опаленные войной»).

По его собственному признанию, Гелий Коржев хотел уйти только от политики, сохранив свою манеру и изобразительный арсенал. «Я начал работу над этим циклом около 20 лет назад, когда современная жизнь как таковая стала мне неинтересна. Хотя в библейских сюжетах очень много любопытного сходства с тем, что происходит в наши дни, главное для меня — там совсем нет политики. Есть борьба, есть противники, есть друзья… Политики нет», — объяснял Гелий Коржев. Если раньше он писал седого слепца, носителя сокровенного знания, в контексте беседы с Лениным, то в библейском цикле вождей и «пролетариев» нет, а слепцы прозревают от прикосновения рук Спасителя.

Женщины из библейских повествований, будь то Ева или Богородица, у Коржева принципиально не отличаются от советских «квартиранток» и «соседок». Иногда в картинах исследователи видят портреты современников автора: например, в «Осени прародителей» 900-летний Адам похож на художника Алексея Грицая, друга Гелия Коржева. Младенца Иисуса Коржев писал в том числе со своей маленькой внучки Софии.

В вариантах сцены Благовещения, когда будущая Богородица узнала от архангела о воплощении Сына Божия, девушка может представать то одетой во вполне современное платье, в колготках и туфлях, то уткнувшейся в стену. На финальном полотне она лежит навзничь, и ее лица не видно. Вероятно, ее придавило прозрение грядущей судьбы Богочеловека, но на картине виден скорее интерес художника к форме женского тела, его искусство выделить яркий белый цветок в руках ангела на фоне густой тени от его же крыльев.

От Благовещения художник логически переходит к вариациям на тему «Мария с ребенком», и здесь Богородице может быть на вид лет 35, в то время как по традиции ее считают к моменту Рождества куда более юной. Зато, как и в иконописной традиции, возраст Марии видимым образом не меняется со времени воспитания младенца до шествия ее 33-летнего Сына с крестом к Голгофе.

Распятие Коржев изобразил многократно: то появляются, то исчезают с холста зеваки, римские воины, священники и распятые вместе с Христом разбойники. Итог — «Последние часы на земле»: гвозди еще посверкивают рядом с крестом, кто обступил Христа — не видно, и рядом брошены одежды, которые скоро разделят между собой воины.

Изобразив Христа на кресте и во гробе, умершим и оплаканным, Гелий Коржев не замахивается на тему воскресения. Его «библейский цикл» — скорее философский, чем религиозный. Дочь художника Анастасия вспоминает, что воцерковленным Гелий Коржев не был, и для него «Иисус Христос, его ученики, Дева Мария были скорее историческими персонажами». Впрочем, и никаких отсылок к болтовне вроде «Христос был первым коммунистом» у Коржева нет.

Вспоминается Николай Ге, чья «Голгофа» вызвала неприятие Церкви и была снята с передвижных выставок как унижающая образ Христа. Впрочем, до того, как стать толстовцем и увидеть в Христе учителя нравственности, а не ипостась Троицы, он создал не только «Распятие», но и «Вестников воскресения». А вот на выставке Коржева размышлять о мистическом содержании Евангелия зрителю, скорее всего, придется в одиночестве.

Выставка открыта до 26 мая.



http://izvestia.ru/news/542742


.